STRANA POETOV . com

 

Кругосветный поэтический портал для тех, кому за 18

Сергей Безвестных, Казахстан

Сергей Безвестных - поэт, оценить творчество которого откровенно и беспристрастно решится редкий титулованный его коллега по стихотворному ремеслу, настолько неординарна и сильна его поэзия. Инженер-электронщик крупного металлургического комплекса, Сергей выбрал для жизни город не из крупных, на краю пост-Советской Ойкумены.

Творчество Сергея разнонаправленно; пока что мы приводим всего лишь немногие его творения, но надеемся, что вскоре окажется возможным ознакомить гостей сайта с его творчеством в существенно большем объёме.



_____________________________________________

Я СУЩЕСТВОВАЛ

Дописана последняя глава.
Роман окончен. Тысяча страниц –
Пять мегабайт нулей и единиц –
Свидетельствуют: я существовал.

Что получилось? Что не удалось?
Не мне судить о качестве труда.
Попытка объективного суда –
Не более чем ставка на авось.

И нет ни важных дел, ни важных тем –
Объектов приложенья сил и средств.
Тоска, хоть режь последний огурец!
Неважно, что последует затем.

Больной вопрос теряет остроту,
Проблема устраняется сама.
Я не схожу мучительно с ума,
Не повстречав единственную ту.

Карниз, как по заказу, леденист.
Как трудно – и как просто кончен бал!
Ведь для чего-то я существовал
Среди живых нулей и единиц?


НОВЫЙ ГОД (2016)

Как в раю не без изъяна,
Как в семье не без урода,
На пороге – обезьяна
Неопознанного рода.

Для любителей веселья
И хорошей доброй драки
Наступает год Макаки –
Год гулянки и похмелья.

А вот, скажем, почитатель
И сторонник грубой силы
Тридцать первого накатит
За грядущий год Гориллы.

Ну а те, кто, не робея,
Просто прет по жизни танком,
Встретят год Орангутанга –
Год добычи и трофеев.

Наконец, и к нам, всем прочим,
Кто не пьет, не бьет, не прется,
Шимпанзе волшебной ночью
Тихо в двери поскребется.


НЕ ЧИТАЙТЕ СТИХИ

Кто сумеет – воспользуйтесь добрым советом,
Общепризнанным выдумкам в противовес:
Не читайте стихи, так как в принципе это –
Исключительно неэффективный процесс!

Не насилуйте органы пищеваренья, –
Не ищите креветок в калачном ряду, –
Из полсотни проглоченных стихотворений,
Хорошо, если два – первосортный продукт!

Не читайте стихи с врачевательной целью,
Если в сердце лютует тоска по любви,
Так как то, что втирают вам как панацею, –
В неприкрашенной сути своей – неликвид.

Не читайте стихи, не травмируйте душу
В тщетных поисках истины и красоты.
Относитесь к поэзии как… к безделушке –
Той, с которой не жалко расстаться, остыв.

Не пытайтесь в сомнительном самозабвенье
Закружиться в рифмованной буре стихий.
Относитесь к поэзии… с легким презреньем.
Мой совет: вообще не читайте стихи!


ЭПИГРАФ

Как мало почтения в нас вызывает
Недееспособное племя поэтов!
Их путаный бред мы читаем, зевая:
Нет смысла в стихах, в кабалистике этой!

Лишь тот, кто общался и с Богом и с чертом,
Способен настаивать крепкое зелье!
Отведав сполна его, мы безотчетно
Становимся лучше, чем были доселе.


АВГУСТ

Даже деньги свои не потратили,
Отложили на лучший сезон.
Август катится к чертовой матери,
Ускользает, как утренний сон.

Не поддаться бы вкрадчивой слабости,
Убедив себя в том, чего нет.
Самых скромных чудес в этом августе
Не видать, как удачи в войне.

От смиренья к разбойничьей лихости –
И обратно, хотя бы раз в год!
Как пример абсолютной безликости,
Август буднично пущен в расход.

Вдохновиться бы сказочной россыпью
Элегических дней, что грядут!
Под размашистым натиском осени
Август пал, как последний редут.


НЕ ТОЛЬКО О НЕМЦАХ

Сидят себе, скажем, в Баварии где-то,
Любители пива, фанаты сосисок.
Итог процветания Старого Света –
Рельефные складки загривков мясистых.

Их деды, – сейчас невозможно представить, –
Разбоем служили маньякам в Рейхстаге;
А предков, жестоких и непримиримых,
Считают причиной падения Рима.

В абстракциях тоже повыцвели немцы –
Плеяда философов канула в Лету.
Сидят себе, пьют господа вырожденцы –
Венец эволюции Старого Света…

В последнее время почти потеряли
Свою аккуратность, расчет, педантизм.
Растет снежный ком негативных реалий.
Виват, «загнивающий» капитализм!

Сидит немчура, возмущается робко…
Страна опустилась до уровня гетто
Изнеженной, сытой, капризной Европы…
Идет деградация Старого Света.


ЭГО

Я никогда не приспособлюсь
К любви, обыденной как ужин.
Тяжка мне будничная доблесть –
Быть терпеливым, добрым мужем.

Я предназначен для иного,
Морганатического, брака.
Во мне сошлись плебейский норов
И тонкий вкус аристократа.

Мне никогда не наловчиться
Легко и просто ладить с чернью.
В моей крови – рабы и челядь,
Цареубийцы-разночинцы.

Я, как маньяк, пропах бедою,
Животной страстью психопата.
Пусть никогда дитя родное,
Обняв меня, не скажет «папа»!

К чертям евангельскую пропись
И платонические чувства!
Почти без трения качусь я
В эгоистическую пропасть!


БУРЕВЕСТНИК

Настоящее – почти невыносимо.
Будущее – попросту пугает!
Начиная с «потребительской корзины»,
Жизнь – процесс закручиванья гаек.

Мы не люди, а дешевая рабсила!
И годимся только для компоста:
Сверху – власть, отборные отбросы;
Снизу – грязь и прошлогодний силос.

И при этом служатся молебны,
Восхваляющие бонз непогрешимых,
Тех, чьей щедрой милостью мы живы,
Мягко говоря, небеспроблемно.

Социальное неравенство и крепко
Обоснованная бездуховность
Вбили в нас, как в наших диких предков,
Революционную готовность!

Не какая-то великая идея,
А критическая масса дурней,
Примитивно жадная до денег,
Вновь закрутит жуткий хаос бури!


НАЕДИНЕ

Как это вышло – не знаю!
И почему – неизвестно.
С барышней, тонко изваянной
В полном изящества стиле,
Уединившись совместно,
Я на диван примостился.
Дама, достойная оды,
Сдержанно села поодаль.

Мне бы придвинуться плавно,
Взять и вплотную усесться!
В комнате было прохладно.
Бешено бухало сердце.

Я забалакал про что-то,
Ей и себе докучая.
Нежности мысленный шепот
Тысячей ласковых прозвищ
Рвался наружу отчаянно!
Но, восседая, как овощ,
С виду бесстрастный и скучный,
Я ни одно не озвучил.

«Солнышко», «Звездочка», «Зорька»…
Светловолосая пани
С тихой печалью во взоре –
Не для экскурсии в спальню!

Впрочем, я мог заблуждаться.
Мы же не дети. Обоим,
Скажем, немного за двадцать.
Пусть даже сильно за тридцать!
Я со сквалыжной судьбою
Не собираюсь мириться! –
Стыть и сидеть безучастно
На протяжении часа…

Мне бы обнять по-простецки
Меланхоличную леди!..
Бешено бухало сердце.
Глухо бубнили соседи.

______* * *

Этот «холодный экзамен»
Так и закончился пшиком.
«Неуд» мне! Ладно, исправим…
Не роковая ошибка.


СХОДИЛ НА СВИДАНИЕ…

Когда попал домой я,
Умеренно довольный,
Был день, почти 12.
Не зная, чем заняться,
Прилег… Очнулся в пять, и…
Сперва решил, что спятил.

Вблизи звучал твой голос
И хохоток интимный…
Блуждал по стенам голым
Мой взгляд необъективный.

Дрожали крылья носа,
Ловя в стерильной келье
Твой запах, что занес я
С одеждой и на теле.

Твой сумасшедший запах!
Что возбудил внезапно –
Чему тут удивляться?! –
Поток ассоциаций,
Водоворот видений
И прочей дребедени!

Во всех сюжетах нагло
Присутствовал твой призрак,
Вразрез с оригиналом
Бесстыжий и капризный!

Ух, ты!.. А что, прикольно…
Альковный бред за сутки
Раз сто побеспокоил
Устойчивость рассудка.

В минуты просветленья
Я думал, сожалея
И даже опасаясь
Последствий, что расстались
Не очень-то тепло мы.
Типичнейший Обломов!

Кошмар! Мне только утром
Немного полегчало…
Нет слов, «развлекся» круто!
Веселое начало!

А к следующей встрече –
Аж через две недели!! –
Ты станешь безупречной
Навязчивой идеей!


ПЫТЛИВЫЙ НЕВЕЖДА

У любого явления – две стороны;
В диалектике – первый закон!
Значит, небесполезен мой комплекс вины –
Этот душещемящий дракон?

Комплекс неполноценности, этот удав,
Сильнодействующий депрессант,
Выясняется, может обуздывать нрав,
От тщеславия верный гарант!

И подобных вопросов побольше, чем два.
Каждый вечер болит голова.
Закипают мозги, становясь набекрень,
День-деньской! день за днем!! каждый день!!!


МАСЛЕНИЦА

День был прекрасен. Взяв разбег,
Неудержимо засиял.
Я вслед за ним от «не в себе»
Свободно взмыл до «вне себя».

Наивный утренний мороз
К полудню выбился из сил.
Мой экзальтированный мозг,
Шалея, вожжи отпустил.

Как всякий пьяный от любви,
Чудно роскошествовал март.
Я краем уха уловил
Веселой Масленицы гвалт.

До шумных праздников охоч,
Хмельной народ размяк, как воск;
Как атавизм, отбросил прочь
Тупой озлобленности хвост.

Весь день был как счастливый бред.
Я совершенно задарма,
Как сытый, смирный людоед,
Буквально всем желал добра.

И с невменяемым лицом,
Как обрусевший Пьер Ришар,
Служил наглядным образцом,
Что жизнь, ей-богу, хороша!

Пусть мной испытанный аффект –
Функциональный сбой ума.
Но день, ей-богу, длился век –
И был прекрасен, как обман!


45

Когда бы вдруг мерцающий поток
Мгновений повернул обратно, вспять,
Небрежно отслюнив мне лет пяток,
А лучше, если целых двадцать пять, –
Чтоб не остаться перед ним в долгу,
Я вплел бы свой диковинный мотив
В его немузыкальный тихий гул,
Неслыханное чудо оплатив.
Однако, мир таков, каков он есть.
А я, как в детстве, радуюсь опять:
Смешно сказать – мне только сорок пять!
По-моему, вполне благая весть.


ПОЛУИТОГ

Я мечтал – покуда мог мечтать,
То есть в детстве, – непременно стать
«Рыцарем без страха и упрека».
«Даме сердца» я не изменял,
Но с угрозой трепки из меня
«Рыцарь» вылетал в мгновенье ока!

Первый в списке трусов и тихонь,
Я в мечтах лез в воду и в огонь,
Вскармливая детские химеры
Всякой романтической мурой;
А когда узнал, что не герой –
Просто взял цинизм на должность Веры.

Я бы незаметно прокоптил
Все «четыре четверти пути»
Без пустых молитв и упований;
Но Создатель – малый не дурак –
Мне подкинул – «Оцени, земляк!» –
Парочку «полезных» дарований.

Видоизменил какой-то ген,
У меня теперь не взгляд – рентген!
Я насквозь приматов проницаю:
Гольный стыд и срам, тупая спесь…
Ценный дар такой – хоть в петлю лезь!
Славлю технологию Творца я!

И еще навялил ремесло,
Навык упорядоченья слов,
Чтоб не забывал я, Кем отмечен!
Боже, за сарказм не обессудь!
Дар – не дар, – боюсь, не в этом суть:
Все равно пока похвастать нечем…


ЖИЗНЬ

Что-то вроде экспедиции
За пределы восприятия,
Жизнь – дурацкая традиция,
Бестолковое занятие.

Для кого-то – приключение,
Для кого-то – наказание.
Жизнь есть умопомрачение
С неизбежным угасанием.

Что в ней только не намешано!
Что в ней только не увязано!
Хладнокровие и бешенство,
Винегрет из чувств и разума.

Жизнь больная на всю голову –
Или редкая обманщица:
С каждой бестолочью, олухом,
Как с любимым чадом, нянчится.

И с каким-то демоническим
Тошнотворным обаянием
Подрывает веру личности
В справедливость воздаяния.

Жизнь – бессмыслица и мистика
Бессознательного выбора,
Обезглавленная истина,
Правда шиворот-навыворот.

Прикрываясь диалектикой,
Жизнь выкидывает фокусы:
Пачки лет, десятилетия
Разбазаривает попусту.

И при этом – обхохочешься –
Основной ее прикол в том:
Час пробьет – она закончится,
Не успев начаться толком.


КУХОННЫЕ ПОЛИТИКИ

Ау, великая страна,
_____________вожди с плакатов,
Пропагандистский веронал
_____________в «разумных» дозах!
Мы исстрадались без химер
_____________и опиатов!
Тоскуя по СССР,
_____________глотаем слезы…
Домашний доктор, друг семьи,
_____________а проще «телик»,
Идеологию сменив,
_____________не стал мудрее.
Чумных каналов развелось,
_____________как крыс в котельной!
У нас от них лептоспироз
_____________и диарея…
Шутов парламентских конклав,
_____________всю рать кабанью
Пора лишить боярских прав
_____________и… растаможить!
Тут не поможет дробовик
_____________с отборной бранью –
Да всё, чем щедр родной язык,
_____________тут не поможет!..
Мы, ностальгируя, сидим
_____________на грязных кухнях.
Смешно: дожили до седин,
_____________а всё как дети!
Наивно ждем, что нам опять
_____________дадут макухи –
И, значит, незачем стрелять
_____________ублюдков этих!


НАРУШИТЕЛЬ ЗАПОВЕДЕЙ

_________________В. В-ву

Прегрешения стандартны:
Карты, деньги, бабы, водка.
Шалопутный и азартный,
Прет как танк по жизни Вовка!
___Впрочем, как предприниматель
___Вова в целом адекватен…

В третий раз женат. Не жалко.
Прожигая сорок с гаком,
Регулярно размножался –
Пять детей уже… Однако,
___Как в крещенном православном
___Глупо видеть лишь козла в нем…

В равной мере чужд сомнений
И бессмысленного риска;
Скуп душой, и тем не менее,
Несмотря на длинный список
___Самых разных нареканий,
___Я б не бросил в Вову камень…

Что-то (только что? – бог весть)
В многоженце этом есть…


МОЙ АПОКАЛИПСИС

Я, тяготясь кощунственно
Новозаветным знанием,
Верю своим предчувствиям,
Снам наяву и знáменьям.

Злые уста жжет жёлчная
Пена пророчеств пакостных –
Я заразился творческим
Мрачным библейским пафосом:

Кто-то впадет в уныние,
Странное для сомнамбулы,
И недопишет длинную
Повесть с бездарной фабулой.

Чья-то душа хрустальная
Скиснет в квашне реальности
И перебродит полностью
В уксус нечистой совести.

Перед позорным финишем
Сын на отца оскалится.
(Кто-то из «ранних» фыркнет лишь:
Тоже мне апокалипсис!)

Чувства безмерно любящих
Станут мельчать, раздробятся.
Многие в скором будущем
Крепко на жизнь озлобятся!

Кто-то придет в отчаянье
В долгом бесплодном плаванье
И притулится в гавани
Бухты Печать Молчания.

Связный набор нелепостей –
Звенья мировоззрения –
Нерасторжимой крепости.
Мера всему – забвение.


НИКОГДА НЕ ПАДАЙ ДУХОМ!

От рождения твой взор
В черном свете видеть начал.
Для тебя и воздух гор
Недостаточно прозрачен.

_____Пусть вокруг – вдали и рядом –
_____Откровенная чернуха,
_____Вечных мерзостей гирлянды, –
_____Никогда не падай духом!

Чуял сызмальства твой нос
Только похоти флюиды.
Для тебя и запах роз –
Парфюмерия либидо.

_____Не тобою зажжена
_____И с тобою не потухнет –
_____Есть любовь! Еще жива!
_____Никогда не падай духом!

С терпким привкусом во рту
То ли крови, то ли славы
Ты стремишься за черту.
Чушь собачья! Выход слабых!

_____Пусть убожество жиреет,
_____А в твоем подвале – глухо.
_____Эй, в пеньковом ожерелье!
_____Никогда не падай духом!

В чем спасение? Ответ,
Если честно, я не знаю.
Из упрямства или нет
Сам себе напоминаю:

_____Никогда не падай духом!
_____Ты силён – сильней, чем прежде!
_____Всё! Пошел! Давай! Ни пуха!
_____…Даже если нет надежды,
_____Всё равно не падай духом!


НЕОЛИРИКА

____________Ночь, улица, фонарь, аптека,
____________Бессмысленный и тусклый свет…
____________А. Блок.

Фальшивой, беспорядочной зимой
Иссяк непривлекательный денек.
Я, следуя инстинкту, шел домой, –
Унижусь до клише, – не чуя ног.

До дома было километра два…
Как тускло и бессмысленно вокруг!
Но я воспринимал едва-едва
Поземки бестолковую игру,

Фасады облупившихся строений,
Паноптикум ущербных встречных лиц…
Я шел домой вне уличных границ,
Вне рамок трех привычных измерений…

Стемнело – как темнеет в январе.
Включилось освещение проспекта –
Мерцающие пятна фонарей
Со слабогипнотическим эффектом.

В тумане полугрёз я бил копыта
По тротуару Розовых Слонов
В берлогу неустроенного быта
На ложе несбывающихся снов.


КРЫСА

У нас в конторе крыса завелась,
Бессовестный двуличный паразит,
Чихающий на заповедь не красть.
Один, а гадит так, что все в грязи!

Вещественный урон от дел крысенка
Не так уж и велик, но он посеял
Взаимной подозрительности зерна,
А вот за это – мало дать по шее!

Возмездие должно быть очень жестким,
А экзекуция – сугубо прагматичной!
Но, прежде чем погладить против шерстки,
Желательно паскуду взять с поличным.

…Не взяли. Правосудие бессильно.
Открыли с чистым бешенством сосуд.
Готовься, крыса!! Пьяный кот Василий
Идет вершить кровавый самосуд!!


ДОРОГИЕ МОИ МОСКВИЧИ

Почему какой-нибудь болван
На блатной работе ловит мух,
Получает… килобакса два,
Отдыхает, минимум, в Крыму, –
____В общем, вкусно ест и сладко пьет?
____Почему?! В Москве козел живет!

Почему какой-нибудь урод,
Беспринципный тележурналист,
Окопался на ЦТ, как крот,
И паразитирует, как глист?!
____Да разбей меня сейчас же паралич,
____Если эта сволочь не москвич!

Почему лентяй и демагог,
С детства не способный ни к чему,
В стихоплетстве «отличиться» смог?
Почему печатают чуму?!
____На Парнас не так уж сложно влезть,
____Коль московская прописка есть!

Что сказать – зажрались! Сверх того,
Требуют еще каких-то льгот!
Регионам стоит семь потов
Содержать столичный огород!
____Я бы тоже пил один мускат…
____Почему мой город не Москва?!.


ДРУГАЯ?

Ты – противоположность нервических,
Томных барышень с тонкими лицами.
Ты другая, я вмиг это вычислил
И позволил себе обольститься.

Ты совсем не похожа на курочек,
Прибегающих к помощи сводни.
Саламандра ты или снегурочка –
Я узнаю. Узнаю сегодня.

…В ходе легкого винораспития,
Поминутно косясь на коленки,
Нацежу, экономя эпитеты,
Ядовитый сироп комплиментов.

У тебя мало общего с клушами.
Ты уступишь, но в сердце не впустишь.
Впрочем, это, наверное, к лучшему:
Там не райский оазис, а ��устошь.

Целина, где раздолье кочевнику,
Для души обывателя – мука.
Я налью нам еще, чтобы чем-нибудь
Скрасить посткоитальную скуку.

И твоя симпатичная рожица
Неземную любовь обозначит…
Нет! У нас по-другому всё сложится!
Я надеюсь, всё будет иначе.



ЗА ШКАФОМ

Интересно, кто ночью за шкафом шуршит?
Впечатление, будто струится песок.
На отряд грызунов я напрасно грешил:
Вкусный сыр в мышеловке спокойно засох.

Интересно, ну кто там за шкафом бормочет?
Может, черт его знает, и впрямь – домовой?
Чепуха! – отмахнулся бы днем я, но ночью
Все вокруг по-другому, и сам я другой.

Интересно, кто ночью за шкафом сопит,
Как астматик, который к рассвету помрет?
Я отважно включил потолочный софит!
Никого. Ничего. А ведь знал наперед!



ПРОВИНЦИЯ

Здесь холодно и зябко по утрам.
А днем, как ночью, сыро и промозгло.
Здесь деды чешут матом виртуозным,
И дышит перегаром детвора.

Обычная заштатная дыра,
Где стар и млад страдают от склероза.
Здесь ходит бледный вестник по дворам,
Расплывчатый, как скрытая угроза.

Здесь люди, как лунатики, другие.
Здесь плоть грешит, а разум в летаргии.
Здесь всё ни явь, ни сон, ни жизнь, ни смерть.

Провинция. Немой укор державе.
Любой, кто в силах думать, уезжает,
Пока в нем есть запал желать и сметь.



ЗАПИСКА

У парня сломлен дух.
Скулит, как собачонка.
Предатель – бывший друг –
Украл его девчонку.

Жизнь кончена. Адьё!
Изверился бедняга.
Кругом одно гадьё!
Короче, где бумага?

Он пишет так: «В моей…»
И дальше пишет: «…смерти…»,
А в мыслях – поскорей
Дружка бы взяли черти!

Он пишет так: «…прошу…» –
Пример дурацкой просьбы!
Сказал бы – порешу!
Тогда еще жилось бы!

Он пишет: «…никого…»
Лукавит брат, лукавит!
Дай волю, он его
Вот этими руками б!

Он пишет: «…не винить».
Отрыжка благородства –
Как будто смог простить
Ему его же скотство.

Написано. Молчит.
Подумав, ставит дату
И подпись… И рычит,
И рвет писульку с матом!

Короче, потроха!
Для жизни всё сгодится!
Чем ненависть плоха?
Скажи, любовь-сестрица!



ПРОХИНДЕЙ

С. К-ну

Сотворив себе кумира –
Спекулянта и проныру, –
Молодой пижон Сережка
Потрусил кривой дорожкой.

Стал «фарцой» и «меломаном»
Неизвестно кем вперед!)
Насобачился в обманах
Так, что оторопь берет!

С репутацией прохвоста
Стричь овец совсем не просто!
Чтобы ездить по ушам,
Нужен… некоторый шарм!

(Ох уж эти мне «таланты»,
Что подались в коммерсанты!)

И еще как плюс отметим,
Что, хотя он не из «наших»,
На своем «рабочем месте»
Он в каком-то смысле «пашет»!

Да! Сережа – плут! Пройдоха!!
Кто сказал, что это плохо?!



ЧУЖАК

Привыкший сам себе писать законы,
Устойчивый к воздействию среды,
Я водворён в элитные ряды
Поэтов, даром что язык суконный!

Мне как-то неуютно быть среди
Завзятых брехунов и пустословов
В закрытой поэтической столовой,
Где умер бы со скуки Насреддин.

Я не рожден поэтом, может статься;
Они, как травоядные, постятся –
А я люблю и жир, и плоть, и грех!

Мне дико наблюдать метаморфозу –
Как сено слов становится навозом –
И самому участвовать в игре!


Наверх


ДУРНАЯ НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

Нынче странное творится,
Явно что-то происходит:
Подобрели наши лица –
Народился Новый Годик!

Хором нянчим карапуза,
Умиляемся дитяти…
Здесь моя больная Муза
Раздражается некстати:

Что за глупая возня?
Для веселья нет причины!
Если папа был синяк –
Отпрыск будет синячина!



СОГЛАСЕН!

Мне сваха про нее все уши прожужжала:
– Такая умница – и золотой характер!
– Ну а собой-то как? Не вылитая жаба? –
Я в выражениях порой неаккуратен.

Комедиантка разыграла деревенщину:
– Окстись! Она вполне… приличная девица!
В дипломатических двусмысленностях женщин
Без подготовки можно сильно заблудиться.

– Ты напрямик скажи: она… не полновата,
Причем по нынешней – не рубенсовской! – мерке?
– Чуть-чуть… Зато духовный мир у ней богатый!
А пылу, пылу! Как у юной пионерки!

Да если б я была мужчиной и моложе, –
Вздохнула сводница, – то чваниться б не стала!..
Ох, притомилась я твердить одно и то же…
Ты, бриллиантовый мой, слез бы с пьедестала –

Да предложил чего… А то вдруг оробела я
От, извини, твоей дешевой фанаберии!..
Не обижайся на старуху и налей –
Обоим! Для тебя ж стараюсь, дуралей!

…И после третьего витка рекламных басен
Я, как Герасим, был на все согласен.



ЛОПУХОВАЯ КОЛЫБЕЛЬ

Я вылез в божий мир башкой вперед
Из недр плодоносящей требухи.
Вокруг стеной стояли лопухи.
О родина, мой дикий огород!

Рожденный в тупике, в глуши, в дыре,
Я рос «культурным» злаком, как… пырей,
Болезненно тоскуя по косе.
Никак не получалось быть как все!

Бескровно оторвавшись от корней,
С надеждой помотался по стране.
Везде преобладает третий сорт,
Верней, сорняк – крапива да осот.

Но есть края, где круглый год тепло,
Где не царит злодей-чертополох;
Где, будто бы для радости людей,
Десятки тысяч видов орхидей

Цветут, не зная лиха весь свой век…
Такой «счастливый жребий» я б отверг!
Цветочки холить… как-то не с руки!
Мне все-таки милее лопухи!


«ЛЕВЫЙ» УКЛОН

Чтоб не выделяться из толпы,
Из антропоморфной серой массы,
Я надел посредственности маску,
Вытравив из глаз священный пыл.

Поначалу жизнь казалась проще:
Шариковым лапы жал, не морщась,
Слушал митрофанушек балясы,
Басни зоофилов-ловеласов.

Путаясь в иных деталях плана,
Я не забывал о самом главном:
Изменять свой первозданный облик –
Говорить и действовать как гоблин!

Вторя заурядности никчемной,
Суесловил до потери пульса.
Все могло бы кончиться плачевно
От подобных «творческих» конвульсий!

Слава богу, ничего не вышло!
Я был, есть и буду интересен! –
Так как заковыристые вирши
Интересней задушевных песен!


«ПСИХОФИЗИКА» СПОРА

В развитии процесса глупой ссоры
Большую роль играет фаза спора.
Ничтожная разнополярность мнений
Меняет знак взаимоотношений:
Был плюс – стал минус! Мы, электризуясь,
Вокруг себя материализуем
Особенное хамское пространство.
Упорство вырождается в упрямство.
Словообмен, дурацкий бег по кругу,
Стихийно переходит в фазу «ругань».
Уже искрят контактные пластины…
А друг – какой там друг?! – козел! скотина!!
Ну, кто вперед схлопочет по мордасам?!
Нас хлебом не корми, дай пободаться!
За шкирку бы жлобов – да в «обезьянник»!!
…Остыв, мы снова числимся друзьями.

Зачем мы так смешны и так нелепы?
Чешите репу, господа, чешите репу…


«ДИАЛЕКТИКА» ДРУЖБЫ

Есть такие друзья – разновидность врагов –
Закадычно-заклятого типа.
Пусть они не из тех, кто не помнит долгов
Или их возвращает со скрипом;

Пусть они не из тех, кто пороку шутя
Предается душонкой дерюжной,
Но в них чуткости нет и простого чутья,
Характерных для истинной дружбы.

Пусть в них подлости нет, но закваска не та!
На кой черт я друзей этих выдумал?
Я другой абсолютно! Я им не чета!
Сколько б вместе горилки не выдули!

Собутыльники эти – как медленный яд,
Под парами хмельного да пенного,
Умаляют мое самобытное «я»,
Убивают меня постепенно!

Наверх



С ПЕЛЕНОК


С тех пор, как я помню себя, – и поныне
Меня окружают душевнобольные.
Буквально вселенское скопище психов!
Признаться, меня уже не раздражают
Дремучих голов их дырявые сита.
Меня раздражает, что всё дорожает.

С младенчества мне массажируют уши,
Мол жизнь объективно становится лучше.
А что до моей субъективной оценки,
Которая в принципе не изменилась, –
Людей здравомыслящих – меньше процента.
И где справедливость, скажите на милость?!

С пеленок меня агрессивно вербуют
В негласный союз бесноватых и буйных.
Приходиться бдеть за своим поведеньем,
А именно: выглядеть малость с приветом.
Среди сумасшедших как рыба в воде я!
Гуляю до ветру – и счастлив при этом!


МЫ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Проходит жизнь, а мы и в ус не дуем,
Беспечны, безответственны, бездетны…
Незрелы, несерьезны, неконкретны.
Знакомьтесь: мы – порода обалдуев.

Нет, нам не в тягость пестовать беду
В пивнушках, чебуречных и котлетных…
В пельменных, пирожковых и буфетах
Быть с откровенным сбродом наряду.

Мы в саморазрушении бесславном
Проматываем век легко и плавно,
Надеемся на чудо и «авось».

Нам избавленьем будет смерть – любая.
Такая вот порода – раздолбаи!
Как говориться, оторви да брось!


___________
ТРЕПАЧ

В компании любой (намек на нашу)
Есть штатный завирала и хвастун,
Чья речь имеет вкус перловой каши –
Такая дрянь! (Намек на жидкий стул.)

Бывает смех, бывает злоба душит,
Когда лгунишка вцепится клещом
В «свободные» (как он считает) уши…
Никто себя не узнаёт еще?..

Не чувствуя, что им уже объелись,
Оратор, заведенный с полпинка,
Разбрызжется слюной, как доктор Геббельс!..
Никто себя не узнаёт пока?..

Закрыть бы кран – да сорвана резьба!
Словесная параша бьет ключом!..
Ах, как он любит выставлять себя
Героем, донжуаном, силачом!..

Да, хвастунов никто не уважает…
Но почему же пустобрех подчас
Не славу, так успех себе стяжает,
Гнилые струны задевая в нас?!

___________ПОЭТ

Дитя фантазий,
___________я был уверен,
Что существует
___________в небесной тверди
Тот пресловутый
___________далекий берег,
Который ищут,
___________которым бредят.
Не замечал я,
___________как тают годы,
Как мимолетна,
___________как невесома
Земная поступь, –
___________я шел свободно
Путем поэта,
___________путем рапсода.
…И днем и ночью
___________мой дух витает
Вдали от мира,
___________где все так шатко.
Я приобщаюсь
___________к отрадным тайнам,
К иным масштабам
___________иных ландшафтов.

Наверх



ВНЕВРЕМЕННЫЙ


Я «новой» жизнью сыт вполне,
Вернее, сыт по горло!
Вся эта гадость не по мне –
От порно до попкорна!

Но и былую жизнь хвалить –
Как бабка отшептала!
В ней тоже, что греха таить,
Вполне дерьма хватало!

А в «светлом завтра» вообще
Я стану мертвечиной,
Попав, как все, под власть вещей
С компьютерной начинкой…

Я так некстати поумнел –
И спала пелена!
Все очень просто: не по мне
Любые времена!


«УДАЛЕЦ»

Эй, вы! На райском облаке!
Скосите взоры ясные!
Мне ваша святость – побоку!
Я ломом подпоясанный!

Меня оглоблей правили,
Учили жердью прясельной!
Терпел, как истый праведник,
Ни дать ни взять – орясина!

Разок отбили почки мне
«Приятели» острожные,
Вскипела кровь разбойничья –
Воздал им как положено!

…Эй, граждане священники!
На пальцах расталдычьте мне:
Как может всепрощение
Взять верх над зуботычиной?!


КУРИ НА ЗДОРОВЬЕ!

Люди с муторной привычкой к никотину –
Те же свиньи – много чести! – поросята!
Не могу к ним относиться непредвзято!
Не могу и не хочу быть объективным!

Пустопрения про стронций, ртуть и висмут,
Содержащихся в обычной сигарете,
Самый факт онкологического риска –
Для меня, по большей части, – дело третье.

И когда пускают дым в жилом объеме,
Мне плевать, что крах – побелке, смерть – обоям!
И совсем уж вроде лишнее в сюжете –
Незначительная брешь в чужом бюджете…

Где обещанное свинство?! – встрянет кто-то,
Отдышавшись после приступа перхоты,
И, взбодренный лошадиной дозой шнапса,
Агрессивно затянувшись, харкнет на пол.

Мне бы с ним облобызаться не побрезгать –
Не ровён час поросище взбеленится!
В общем, лучше правду-матку… недорезать,
Чем гримасничать в травмпункте горбольницы!


СМЕНА СЕЗОНОВ

Май. Густой и омерзительный
Запашок родной болотины
Отбродил, хвала Спасителю!
Раскалился летний противень.

Да, с миазмами покончено,
Но от этого не легче:
Задохнешься душной ночью,
Если мало «принял» вечером…

Сон в двухкомнатном кармане
Четырехэтажной юрты
Осложняет, вплоть до мании,
Комариный писк под утро.

Удивительное – рядом:
Расплодилось кровососов,
Жирных ос и мух всеядных,
Как в каком-нибудь Лаосе!

Днем на солнце – просто баня!
В помещении – как в печке!
Дискомфорт сугубый крайне.
Оплывают человечки…

Глуп народ с враньем нескладным,
Будто жар не ломит кости…
Стражду осени прохладной –
Чтобы так же расчихвостить!


Наверх



_____________
_ВСТРЕЧА

_____________I

Бреду я в безвестность, безликость, расхожесть,
Где блекнут, не зная об этом, другие...
За яркой палитрой осенних художеств
Мне видится груда венков на могиле.

…Дрейфуя среди человекообразных,
Я слышу вдруг ясное, звонкое: «Здравствуй!»
Момент узнавания – боже! – и сразу
Смятение чувств, эксгумация страсти.

Едва ли «привет» мой звучит адекватно
Мечте, утрамбованной пошлостью быта…
Я – в ступоре, не без причины, понятно, –
Элегия первой любви не забыта!

Дышу… кое-как, а на профиль курносый
Смотреть не могу – не могу насмотреться!
Презрев этикет номинальных вопросов,
Рву когти подальше от гиблого места!..

_____________II

Гиперфантазия сверходиночества
Мощно взлелеяла экстрафеерию,
Где, молодой генерал кавалерии,
Я обращался к Ней: «Ваше высочество!»

…Шорохи ночи, ландшафты подлунные,
Шепот, влюбленность – пора ученичества,
Шквальной любви штормовое безумие…
Шутка ли: я – уже «Ваше величество»!

Жизнь переполнена смыслом и радостью,
Мир обуяла любовь-всепрощение –
Словом, феерия, пук несуразностей,
Выспренний плод дефицита общения…

_____________III

Подсознательно встреча – как пуля в висок!
Как удавка убийцы, как кобры бросок!
Я не жил, не живу, я всегда не у дел,
Не ко времени я и не к месту везде!

…И последний короткий итоговый штрих
В энергичной манере на счет раз-два-три:
C идиотской улыбкой, а-ля Бельмондо,
Я глушу самогон, словно виски со льдом!


_________ДРОБИ

Пусть кто другой проповедует кротость,
Я начинаю подчеркнуто грубо:
Мне, если честно, без разницы, кто ты.
Сосредоточься! – и впитывай мудрость!

Ты, как и все, полагаешь наивно –
Где-то, в одном экземпляре бесценном,
Сохнет вторая твоя половина,
Ждет не дождется, когда станет целым.

Встретить ее в миллиардных развалах,
В принципе, можно – да верится мало.
Слушай, а вот с четвертинкой, к примеру,
Шансы на встречу – в двукратном размере!

Ты обожди демонстрировать светскость,
Повода радостно хлопать шампанским
Нет еще: четверть – такая же редкость,
Теоретический, крохотный шансик.

Даже восьмушка – везенье, удача.
Полчетвертинки найдешь – и довольно!
Знай: большинство друг на друга батрачит
За совершенно ничтожную долю!

Правило: если вдруг, в кои-то веки,
Ты разглядишь в не родном человеке
Что-то родное, не взвешивай… годы.
Фарт обстоятельств капризней погоды!

К черту «разумные» доводы, как-то:
Возраст, привычки, финансовый фактор!
Бойся советов добрачной коммерции,
Следуй простой арифметике сердца!..

Как бы то ни было, надо стремиться
В сумме дробей получить единицу!..


Наверх



_________
ДИЕТА

Мучное и жирное – в дозах больших –
По нынешним меркам – отрава, стрихнин!
А я бесшабашно люблю беляши,
Изделия доброй домашней стряпни!

Грозят диетологи нам неустанно:
Кто ест что попало, тот плохо, мол, кончит!
А я, облизнувшись как кот на сметану,
Вонзаю резцы в восхитительный пончик!

Продукт, калорийнее пареной репы,
Минздрав утвердил как опасную пакость.
А я, откусив сразу полчебурека,
Крушу его хищной промасленной пастью!

Пусть чудики щиплют морскую капусту
В своем обезжиренном западном рае…
А я, с натуральным, купеческим вкусом,
Не кушаю – жру все подряд, как пиранья!


ДИСТРОФИК

Как много жирных монстров!
Не мир, а свиноферма!
А я не стану толстым
И даже – «полным в меру»!

Комплекция боровья –
Большой избыток сала –
Наносит вред здоровью!
Наука доказала!

И церковь, грешным делом,
Обжор не поощряет…
Расплывшееся тело
Смешит и отвращает…

Теориям и фактам
Не верят антийоги:
«Хорошего примата
Всегда должно быть много!»

…Плохие, не плохие,
Живите, толстопузы!
Умрет от дистрофии
Язвительная Муза…


Наверх



АМУРНЫЙ АМОРАЛ


Типичный фарс: помойный кот
______________женился рано, сдуру,
И очень быстро возомнил,
______________что лучшего достоин;
С тех пор едва не каждый день
______________заводит шуры-муры –
Ведь зов природы посильней
______________каких-то там «устоев»…

Безнравственные шалости
______________папаши-семьянина
Уже давно для всех вокруг –
______________секрет полишинеля…
Повадлив Васька к лакомым
______________кусочкам свеженины,
«А то ж грудя жены висят,
______________как уши спаниеля!..»

Как не гулять от суженой,
______________шести пудов с рейтузами?
Оно понятно… Но зачем
______________так пошло рисоваться –
То мять мотню значительно,
______________сжимая кукурузину,
То вслух муссировать успех
______________постельных инноваций?

…Не вправе, записной бобыль,
______________я осуждать измену,
Я только констатирую
______________брезгливо-отстраненно:
«Ходок», конечно, негодяй,
______________причем второстепенный;
Гнилой рассадник бесенят
______________неудовлетворенных.

…Как ни крути, но к моему
______________большому сожаленью,
Приходится принять вердикт:
______________прелюбодей виновен
В двойном грехе предательства
______________и клятвопреступленья –
И перед женщиной своей,
______________и перед всей любовью…


ДИПЛОМ ХВАСТУНА

Пять лет я спал-подрёмывал,
И как бы в наказание
Мне дали неподъёмное
Дипломное задание.

Талантлив дай бог каждому,
Я, оседлав наитие,
Рванул карьером к важному
Научному открытию.

…Ну это не потеха ли –
Что в дебрях чистой логики
Вдруг у меня заехали
Все шарики за ролики!

…Изрядно недоваренный
Продукт моей дедукции
Приспичило оспаривать
Приемщикам продукции.

Ну это не потеха ли –
Как дурят мозг приемщиков
Словесной пиротехники
Дешевые приёмчики!

Я вывертами лисьими,
На зависть злопыхателям,
Понравился комиссии
И лично председателю!

Одобрила коллегия
Теорию и практику –
Ведь я же бог в стратегии
И просто гений в тактике!

…Дипломы дали страждущим
На кафедре, с помпезностью.
Потом я со товарищи
Дня три боролись с трезвостью…


Наверх



ЛЮБОВЬ СЛЕПА?


Любовь слепа и нас лишает глаз.
________У. Шекспир, сонет 137


Слыхали байку, что любовь слепа –
Разит кого попало, без разбора?
Набравшись романтического вздора,
Мне хочется поумничать слегка.
___Итак, хлебнув рябинового морса,
___Рискнем, пожалуй, вникнуть в суть вопроса.

Зачем об «ослеплении» трубить,
Когда в любви имеет место быть –
Помимо суеверий и примет –
Сравнительно-оценочный момент?!
___Нормальным зрячим людям не пристало
___Крутить любовь вслепую с кем попало!

Сдается мне, совсем другая сила
Толкает нас в объятья «первых встречных», –
Да так, что очень трудно уберечься
От разных там излишеств импульсивных!
___«Роман» такого типа обречен!
___Причем любовь тут явно ни при чем!

Да будь у нас возможности пошире, –
Хотя бы, например, побольше денег, –
То мы б задачу выбора решили
На зависть всем! – себе на загляденье!
___…И что нам дал поверхностный анализ?
___Любовь слепа? Не знаю… Сомневаюсь…


СОВЕТЧИК

-На первый взгляд он кажется разумным,
Пока не скопится достаточная сумма
Свидетельств прямо противоположных.
Как часто первый взгляд бывает ложным!

Он не дурак в привычном смысле слова,
С придурка спроса нет, но в том и прелесть,
Что редкий день «мыслитель» узколобый
Не выскажет какую-нибудь ересь!

Сопревшие в условиях тепличных,
Его мозги страдают перекосом.
Профан элементарно ограничен –
Не видит дальше собственного носа!

Зато всегда советовать спешит,
В чем сам, как говорится, ни бум-бум.
Ему хоть кол на голове теши!
Невежество горит клеймом на лбу!

Как оградить себя от домогательств –
Безынтеллектуального садиста –
В обход рукоприкладства и ругательств?
Разок свирепо гаркнуть: «Да заткнись ты!!»


Наверх



И-ГО-ГО!

Сходил «налево» мерин –
И снова стал уверен
В своей рысачьей стати.
Очухайся, касатик!

Ну нет! Скакун орловский,
Вкусивший пищи плотской,
С утра грешит винцом,
Гарцует жеребцом.

Его послушать, он –
Эксперт по «Камасутре»,
Имевший миллион
Кобыл с приставкой «супер».

Правдоподобно разве?
…Плейбой с приставкой «экс-»
Имел убогий секс
С обыкновенной мразью.

ВОСЬМОЕ МАРТА

Женский день. Восьмое марта.
Отмечается стандартно.
Выходные. Трое суток.
Предсказуемая скука.

Плюнь на всё! Собой, любимой,
Обольстись неколебимо!
Обольстись хотя бы на день!
Нужен повод? Повод найден!

Очаруйся сладко-сладко,
Чтобы глазки загорелись!
Ты прелестная загадка!
Ты загадочная прелесть!

Наверх



ЦИКЛОН

Егозливый дед сединой потряс –
Полетел снежок белой перхотью.
Старичок вздохнул, как в последний раз.
Занялась метель,словно нехотя.

Шел Великий пост, а ученый внук
Забивал мозги всякой похотью.
Началась одна из февральских вьюг,
Поднялась пурга, да не походя!

Умный внук сказал: «Был прогноз: циклон;
Снеговой заряд; ветер северный».
…А буран хлестал за двойным стеклом
Все размашистей и усерднее.

Юный эрудит, этот… фанфарон,
Парил старика слов экзотикой:
«Вихревой процесс… Атмосферный фронт…
Рядовой объект для синоптиков».

«Эдак нас к утру напрочь занесет!» –
Думал дед, а шторм в исступлении,
Как медведь-шатун, был готов на все –
Вплоть до тяжкого преступления.

Ночью ураган наконец утих…
Что, кому и кем было воздано?
У воздушных масс вольные пути!
С придурью они, духи воздуха!!



ФЕВРАЛЬСКОЕ ЖУЖЖАНИЕ

День влюбленных-то прижился
В нашей ханжеской державе!
Я прикинулся транжирой –
Наступил на горло жабе,

Расфуфырил хвост павлином,
Точно хахаль моложавый!
День святого Валентина –
Неплохой денёк, пожалуй!

Не позвать ли – вдруг откажет?!! –
Госпожу свою на ужин?
Романтический? – А как же!
Антураж, бесспорно, нужен!

Я под взглядом ворожеи
Прожужжу с умильной рожей
Стих о нежном притяженье
С обожаньем осторожным…

Наверх



АСТРОФИЗИЧЕСКИЙ СТИХ

Когда огонь небесный отпылал,
На смену издевательствам дневным
Над горизонтом медленно всплыла
Отчаянная мордочка Луны.

Без мук рождались звезды… звезды… Жуть.
Раздвинул свод, подобно полынье,
Величественный ужас – Млечный Путь…
Ах, да… его не видно при луне…

Я дергал струны лиры, как чумной!
И звездные дрожали витражи,
И древний ангел смерти надо мной
Так заинтересованно кружил! –

Как будто узнавая слог высокий…
Ого! Уже и крылья распростер!
Пробил мой час!.. К несчастью, на востоке
Занялся термоядерный костер.

Где край земли, расцвел большой подсолнух
Из водородно-гелиевой плазмы –
И я, лауреат ночей бессонных,
Вернулся к мелким, суетным соблазнам.

ЛИРИКАМ

Штакетники словес не горожу –
Не лирик я, чем искренне горжусь!
Напротив – откровенно щеголяю
Уменьем барабанить на рояле!

Нет, я не смог бы, словно приживал,
Плести манжетных виршей кружева!
Не лирик я – за горсточку дукатов
Писать либретто оперным кастратам.

Обласканных писак немного жаль мне:
Они оскоплены до возмужанья;
Их «членство» – утешительная лесть.

Стихам необходим здоровый мускул –
Нельзя давать строптивой Музе спуску!
А если нет эрекции – не лезь!!

Наверх



ВАЛИ ВСЕ НА ОСЕНЬ!

Без прощальных взбалмошных напутствий
Покатилось лето к антиподам.
В кабаке «Осеннее Паскудство» –
Дикий спрос на огненную воду.

Дождик, что ни день, пускает нюни.
Солнца нет и нет! – как в подземелье…
И эффект от принятого зелья
Выражен слабей, чем накануне.

На дворе еще девятый месяц –
Снег обгадил землю жидкой кашей.
Выросло число геройски павших
Жертвой контрафактных жутких смесей.

Пей не пей – лишь горечь и досада!
В головах, сердцах и душах – траур.
Как меланхолическая сага,
Тянется большой осенний раут.



С НАИЛУЧШИМИ ПОЖЕЛАНИЯМИ!

Ты, конечно, избалована вниманием
Вертопрахов, женихающихся пачками.
Только я тебе не агнец на заклание
И не пес, что, увиваясь, ждет подачки!

Соискатели богаче и солиднее,
Преуспевшие на поприще коммерции,
Презирают стихотворного кулибина,
А ведь я, бесспорно, гвоздь твоей коллекции!

Вероятно, мне всю жизнь ходить в «непризнанных»,
Коротать деньки с растущим раздражением.
На тебя, с твоими детскими капризами,
Спрос намного превышает предложение!

Выйди замуж в «забугорье» и оттуда
Наезжай в родной «совок» сорить «капустой»!
И еще… Еще крути хвостом без устали!
С максимально допустимой амплитудой!
Наверх



2012

Кроличий год был никчемный,
Не оправдал ожиданий.
Трезвый народ с облегченьем
Машет ему: до свиданья!

Следуя букве закона,
Толпы доверчивых граждан
Ждут, как Мессию, Дракона –
Змея Горыныча жаждут!

И по привычке надеясь
Не на себя, а на дядю,
Садят на царство злодея,
В глазки латунные глядя.

Если же эту зверюгу
Щедро заправить спиртягой,
Враг станет преданным другом –
Другом, который не в тягость.

С ним, как с веселой зазнобой,
Сидя в обнимку нескромно,
Ухнем как следует – с Новым
Годом под знаком Дракона!



ВСЕ 6 ПАДЕЖЕЙ ВЕСНЫ

Над горным гребнем в легкой ряби
Сверкнуло солнце, как блесна.
Стоит убийственный ноябрь,
И тем не менее – весна.

Откуда в утреннем покое
Инакомыслие такое?
Опять обманчивые сны
Сплели иллюзию весны.

А жизнь… А жизнь идет на убыль.
Мне все труднее ладить с ней.
Я, оставаясь однолюбом,
Буквально сохну по весне!

Какое нынче время года,
Я побожиться не рискну –
И все же искренне и гордо
Пропагандирую весну!

Пусть через миг вернет свой статус
Ноябрь, зануда записной, –
Успеть бы только пропитаться
Любовью, пахнущей весной!

…Когда надолго утвердится
В своем бесспорном праве снег,
Я снова буду глупой птицей,
С утра поющей о весне.

Наверх



ДРУГ ДЕТСТВА

Олежка – особенный случай,
Смешная и грустная повесть, –
Лет двадцать, как исподволь мучит
Мою заскорузлую совесть.

Трагический образ не меркнет:
Лицо, в данном случае – рожа,
С активных угрей фейерверком;
Губаст, низколоб, неухожен.

Учился друг детства бездарно.
По глупости – первый из первых.
Считаются «классикой жанра»
Его легендарные перлы.

Он был как открытая книга –
Все мысли и чувства наружу.
Сердечный, он верил наивно
В незыблемость кодекса дружбы.

Он грезил о жарких красотках,
Стишками марая бумагу,
А я, изощряясь в остротах,
Поплевывал в душу бедняги…

Олег, унизительно верный,
Был рядом все школьные годы…
Вот так… Дегустируя вермут,
Я плачу: «Прости, квазимодо…»

Наверх

На Главную